Про Победу узнали 10 мая

№64/13.08.2010

Раиса Сергеевна Грунёва и Елена Сергеевна Ярковая, 
с. Межениновка

В 1941 году мне, Елене, было девять лет, Раисе около семи. Всего в семье у нас было пятеро детей, свекор со свекровью – наши дедушка и бабушка, и наши родители. Помним широкую улицу нашего села Дмитровка, в Алтайском крае, ребятишки там часто играли. А вот когда началась война, не было ни одного случая, чтобы дети играли и бегали. С войной пришла и взрослая жизнь.

В нашем селе была только начальная школа, а в старшие классы мы ходили за 15 километров. В ветреные и морозные дни ходили рядком, держась за веревочку, чтобы не потеряться и не отстать. Шли через лес, бывало, что на одинокого путника нападали волки. Школа не топилась, иногда замерзали чернила, а чернила делали и из сажи, и из сока свеклы, и из какой-то травы. Стригли наголо и мальчиков, и девочек, потому что много было вшей, а мыла не хватало, его сами варили.

В войну пахали на быках и коровах. У нас дома была хорошая коровка, но так ей тяжко приходилось на пахоте, что она прямо в борозде и сдохла. Потом колхоз выделил нам другую корову. Отца забрали на фронт в 1942 году. Из всей семьи работала только мама, правда, дедушка у нас был на все руки мастер, он и телеги чинил, и хомуты шил.

Папа оказался в плену, он был шофером, его машину разбомбили, а его, контуженого, схватили фашисты. Вместе с товарищами он три раза пытался бежать. Их травили собаками, возвращали назад. Только на третий раз побег удался, из пятерых до своих добрались трое, в том числе и наш папа. Их спасла польская крестьянка. Но об этом мы тогда не знали.

Радио не было ни в нашем селе, ни в соседнем. 10 мая в сельсовет приехал нарочный, он и сообщил о Победе. Мгновенно эта весть разлетелась по всем дворам. Мы были в школе, и конечно, когда сказали, что война кончилась, было уже не до уроков. Все радовались, и плакали, и смеялись. А мы боялись, что нашего отца нет в живых, так что тоже плакали. В те дни дедушка уже болел, мы ему сообщили, что война кончилась, а он вздохнул: «Хоть одного из пятерых сыновей дождусь...» 13 мая дедушка умер, а папа вернулся только в 1946 году.